Частное обвинение как вид уголовного преследования: актуальные проблемы

Дата публикации: 2019-07-16 15:11:59
Статью разместил(а):
Пермяков Алексей Николаевич

Частное обвинение как вид уголовного преследования: актуальные проблемы

Private prosecution as a kind of criminal prosecution: topical issues 

 

Автор: Пермяков Алексей Николаевич

Российский государственный университет правосудия, г. Челябинск, Россия.

E-mail: Yk431@mail.ru

Permyakov Alexey Nikolaevich

Russian state University of justice, Chelyabinsk, Russia.

E-mail: Yk431@mail.ru

 

Аннотация: В данной статье рассматриваются актуальные проблемы частного обвинения как одного из видов уголовного преследования в уголовном процессе Российской Федерации. Задачами данной статьи являются: выявление данных проблем, их анализ и выработка возможных путей их решения.

Abstract: This article deals with the actual problems of private prosecution as one of the types of criminal prosecution in the criminal process of the Russian Federation. The objectives of this article are: identification of these problems, their analysis and development of possible solutions.

Ключевые слова: Частное обвинение, возбуждение уголовного дела, уголовные дела, судебный процесс.

Keywords: Private prosecution, initiation of criminal proceedings, criminal cases, trial.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

Стадия возбуждения уголовного дела является одной из важнейших стадий уголовного процесса и имеет определяющее значение, наряду с другими последующими стадиями. Особенность данной стадии сводится к тому, что она является первоочередной стадией по отношению к последующим. Именно на данной стадии принимается решение о дальнейшей судьбе уголовного дела. Иными словами, эта стадия либо станет отправной точкой уголовного судопроизводства, либо пресечет его. Потому важность принятия своевременного и обоснованного решения о возбуждение уголовного дела очень высока.

Действующий УПК РФ дифференцирует порядок возбуждения уголовного дела на следующие виды: порядок возбуждения уголовного дела по делам публичного, частно-публично и частного обвинения. Каждый из перечисленных видов обладает своими специфическими чертами. В данном случае нельзя говорить о преимуществах возбуждения дела одной категории относительно другой, уровне практической реализации порядка, или каком-либо ином сравнении. Законом определен перечень дел, в соответствии с которым осуществляется тот или иной вид уголовного преследования и мы не имеем возможности выбора применения того или иного обвинения, ввиду четкой процессуальной регламентации.

Институт частного обвинения по отношению к другим видам является  наиболее специфичным и имеет ряд отличительных особенностей. Частное обвинение значительно отличается от публичного и частно-публичного. В связи с расширением частных начал в уголовном процессе, участие потерпевшего и его законного представителя значительно возросло [3, с. 48–49]. На данном этапе развития уголовно-процессуальной науки данный институт требует особого внимания, которое обуславливается рядом причин, которые будут рассмотрены далее.

Стоит отметить, что частное обвинение имеет достаточно большое количество преимуществ, но, и как не странно, недостатков, которые зачастую определяются как субъективностью подхода со стороны заявителя или представителя государства, так и особенностями, продиктованными нормой закона. На практике выявляется немалое количество проблем и вопросов, требующих разрешения.

Начать стоит с того, что к ним относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьей 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации. Перечень является закрытым и представляет лишь три состава преступлений. Предполагается, что данные составы были отнесены к частному обвинению ввиду небольшой степени общественной опасности. Исходя из этого, вполне аргументировано, можно утверждать о возможности расширения данного перечня. Пополнение списка составами преступлений, за которые предусмотрена ответственность, например, статьями 158.1, 166, 177 УК РФ, думается, могло бы значительно упростить производство по этим делам.

Дела частного обвинения имеют как сходства, так и отличия с делами частно – публичного обвинения. Главное сходство заключается в том, что поводом для возбуждения уголовного дела как по делам частного, так и по делам частно-публичного обвинения поводом для возбуждения уголовного дела является заявление потерпевшего или его законного представителя. Отличием же является то, что по делам частного обвинения предусмотрена возможность прекращения дела в связи с примирением сторон. Отличием от публичного обвинения является то, что дела публичного обвинения могут возбуждаться независимо от воли потерпевшего. Введя данную норму, законодатель позволил потерпевшему либо его законному представителю самостоятельно решать вопрос подачи заявления о совершении преступления. Иначе говоря, инициирование процесса возбуждения уголовного дела зависит от волеизъявления потерпевшего. Данная норма, основанная на принципе диспозитивности, несомненно, имеет перед собой цель создать условия для разрешения конфликтных ситуаций без участия государственных органов. И действительно, оно не всегда необходимо. Но, с другой стороны, в каждой конкретной ситуации присутствует ряд субъективный факторов, оказывающих свое влияние на потерпевшего. К данным факторам можно отнести: давление на потерпевшего, опасение угрозы жизни и здоровью, уверенность в безнаказанности преступника, основанное на недоверии органам и другие. О наличии фактора субъективности можно говорить и касаемо судьи, рассматривающего заявление, ведь именно он оценивает достаточность данных, содержащихся в заявлении, руководствуясь своими личными убеждениями.

Стоит отметить, что законодатель защищает права граждан, которые по каким-либо объективным причинам не могут самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Часть четвертая статьи 20 УПК РФ закрепляет обязанность органов, осуществляющих расследование, возбудить дело и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление было совершено в отношении лица, которое в силу своего зависимого или беспомощного состояния, или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Данное положение дублируется в части четвертой статьи 147 УПК РФ. Подобная норма находит свое отражение в части восьмой статьи 318 УПК РФ, ею предусмотрено, что, если после принятия заявления к производству, будет установлена невозможность потерпевшего защищать свои права и законные интересы в силу зависимого или беспомощного состояния, то мировой судья вправе признать обязательным участие в деле законного представителя потерпевшего и прокурора.

Также подпункт первый части первой статьи 319 УПК РФ регламентирует полномочие мирового судьи, в соответствии с которым судья, в случаи нарушения требований, предусмотренных пунктом четвертым части пятой статьи 318 УПК РФ, отказывает в принятия заявления и направляет его органам следствия или дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Речь идет о том случаи, когда потерпевший не располагает данными о лице, привлекаемом к уголовной ответственности.

Существование вышеперечисленных способов защиты прав потерпевшего, порождает вопрос об отнесении дел, возбужденных в порядке, предусмотренном частью четвертой статьи 147 и частью восьмой статьи 318 УПК РФ, к категории дел либо частного, либо публичного обвинения [4, с. 11]. Само по себе применение порядка, предусмотренного вышеуказанными статьями, свидетельствует о невозможности применения частного обвинения. В данном случае возникают предпосылки для осуществления публичного обвинения, процесс всецело приобретает его признаки. Обуславливается это отсутствием заявления или возможности потерпевшего представлять свои интересы в суде. Об этом также говорит и часть пятая статьи 319 УПК РФ, которая предусматривает невозможность осуществления полномочия обвинителя в плане примирения с обвиняемым в соответствии с частью второй статьи 20 УПК РФ. Отсюда следует вывод о том, что дела возбужденные на основании части четвертой статьи 147 и части восьмой статьи 318 рассматриваются в рамках публичного обвинения.

Подобные меры представляются разумными и в случае использования потерпевшим возможности примирения с обвиняемым в соответствии с частью второй статьи 20 УПК. В отличие от примирения, предусмотренного статьей 25 УПК, данная процедура не требует согласие суда, следователя или дознавателя на ее осуществление. Достаточно лишь прощения со стороны потерпевшего [5, с. 5]. Контроль со стороны государства в данном аспекте немаловажен, в том числе и потому, что примирение в конкретной ситуации может иметь перед собой цель скрыть иное преступление. Речь идет о случаях, когда преступник стремится пойти на скорейшее улаживание разногласий с потерпевшим на выгодных для последнего условиях для того, чтобы, к примеру, не предавать огласке сведения о каких-либо фактах, свидетельствующих об другом правонарушении.

Таким образом, подводя итог проведенному исследованию, стоит отметить, что институт частного обвинения, безусловно, является неотъемлемой частью уголовного процесса России. Его регламентация находится на высшем уровне, но все еще требует некого количества доработок. Привнося немалое количество преимуществ, частного обвинение все же нуждается в дальнейшем развитии.

 

Список литературы:

1. Кудин Ф.М. Обвинение и защита в российском уголовном процессе: Учебное пособие / Ф.М. Кудин, А.В. Пивень. – Краснодар: тип. КГАУ, 2002. – 150 с.

2. Тушев А.А. Действие принципа публичности при производстве по уголовным делам частного обвинения / А.А. Тушев, Е.С. Трясейкина // Российская юстиция. – 2012. – №1.

3. Тхакушинов М.А. Прекращение уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2002. – №14 (2).